Имя чернобыльца Алексея Медведева из села Горюново наряду с именами других наших земляков, ветеранов подразделения особого риска, вошло в областную книгу мужества «Опалённые атомом».

Все они боролись с невидимым врагом и победили его. Но какой ценой! Ценой здоровья, а некоторые – собственной жизни.

– Да-а, болячек хоть отбавляй, – вздыхает Алексей Еронович. – После того, как в зоне отчуждения побывал, операцию на желудке перенёс. Потом зрение и слух "сели", давление стало зашкаливать, ноги – отказывать. Из поликлиники не вылезаю, а толку? Врачи не связывают мои заболевания с полученной дозой радиации. Говорят, что болезни – это возрастное. Обидно, ведь чернобыльцы, добившиеся этой самой "связи", хорошую пенсию получают…

Здесь Алексей Еронович замолкает и разворачивает географическую карту. На ней жирной точкой отмечено село Оране, что в 30 километрах от Чернобыля. Сюда в сентябре 1988-го 35-летний житель Асбеста Свердловской области Алексей Медведев прибыл, закончив краткосрочные курсы химзащиты. В палаточном городке близ села разместились 38 тысяч ликвидаторов со всего Советского Союза.

Работали и на сельских подворьях – убирали радиоактивный мусор, и непосредственно вблизи саркофага Чернобыльской АЭС. Смена длились не более минуты. Чтобы не прокараулить время, ликвидаторы вешали на костюм химзащиты специальную капсулу с таблеткой и, как только таблетка испарялась, сразу бросались в укрытие. Одну такую капсулу Алексей Медведев хранит до сих пор.

Через два месяца Алексея Ероновича и его товарищей перебросили в другое село – Полесское, а Оране приказали сравнять с землёй. Пригнали танки, затем погрузчики и КамАЗы, дали команду на снос домов. Но тяжёлая техника не двигалась с места. Дело в том, что неэвакуированные в 1986-м жители посёлка (в основном почтенного возраста) ни в какую не хотели покидать родные хаты. Они причитали, бились в истерике… Вспоминая об этом, мой собеседник едва сдерживал слёзы. Но приказ есть приказ: спустя два дня села не стало.

Домой Алексей Медведев вернулся в канун 1989 года. В его военном билете записана доза облучения, которую он получил в Чернобыле – 0,840 бэр или 10 рентген. Она не смертельная, но, по словам чернобыльца, чуть ли не в десять раз превышает норму.

После медицинского обследования в Асбесте доктора сказали: "Хочешь жить долго, поезжай в деревню!" Так Алексей Еронович вместе с женой Ниной Максимовной и сыном Дмитрием оказались в Заводоуковском районе в селе Горюново. Держали хозяйство и большой огород. Они до сих пор трудятся на земле.

– Здоровье вот только подводит, – опять возвращается к наболевшему ветеран подразделения особого риска. – Всё меньше нас остаётся. Товарищи уходят тихо. Так же, как и совершали свой незаметный подвиг.

 

 



Другие материалы по тегу "ЗАВОДОУКОВСК"

Как выглядел Заводоуковск в 21003 году? Смотрите в видео!

Наш читатель Евгений Осинцев нашёл на просторах интернета видеозапись, которой этим летом исполнилось 17 лет.

Живут в Заводоуковске ребята, которые Чечню знали далеко не по слухам...

Казалось бы, шофёр – профессия обыденная и совсем не героическая. Но когда из окна кабины ты видишь обожжённые войной аулы и горные дороги Кавказа, всё воспринимается совсем по-другому…

Имя горюновского чернобыльца Алексея Медведева вошло в книгу

Имя чернобыльца Алексея Медведева из села Горюново наряду с именами других наших земляков, ветеранов подразделения особого риска, вошло в областную книгу мужества «Опалённые атомом».

В области наметился рост индекса промышленного производства

По итогам марта индекс промышленного производства в Тюменской области достиг 105% к аналогичному периоду прошлого года.